Феминистическая пара требует алименты от донора

Сегодня поможем разобраться в теме: "Феминистическая пара требует алименты от донора". Предлагаем полное описание тематики, взятое из источников, заслуживающих доверия, с комментариями специалистов. Если все же остаются вопросы, то их можно задать дежурному консультанту.

Пожертвовал сперму лесбийской паре, теперь должен платить алименты

Ни одно доброе дело не остается безнаказанным. Вероятно, именно это говорит американец, который пожертвовал сперму одной лесбийской паре, чем помог им завести ребенка. Но позже мать ребенка попала в финансово трудную ситуацию, и суд постановил, что биологический отец ребенка несет финансовую ответственность за ребенка. Дело в том, что искусственное оплодотворение не делали врачи.

Когда партнерши Дженнифер Шрайнер и Анжела Бауэр в 2009 году решили что хотят ребенка, опубликовали интернете объявление. Их просьба заинтересовала Уильяма Маротт, который лесбийской паре пожертвовал три стаканчики своей спермы.

«Я пожертвовал им генетический материал и, этим для меня все закончилось», — сказал, по информации сервера NBC News, 47-летний Маротт.

Маротт и обе женщины подписали договор, что биологический отец не будет нести за ребенка финансовую ответственность. Последующее искусственное оплодотворение женщины провели в домашних условиях, однако, при этом не ассистировал врач. В конце 2009 года у них родилась дочь.

Позже женщины разошлись, мать ребенка из-за болезни ушла с работы, и попросила помощь у государства. Чиновники обратились в суд с просьбой, чтобы Маротта установили законным родителем несущим финансовую ответственность за ребенка. Судья их просьбу удовлетворил.

«Я просто хотел им помочь»

«Человек не может избавиться от своих родительских прав тем, что подпишет какое-то соглашение, хотя обе стороны договорились», — обосновала свое решение судья. Канзасский закон говорит ясно — при искусственном оплодотворении должен ассистировать врач. Однако в данном случае этого не произошло.

Адвокат Маротта сказал, что его клиент опротестует решения суда, потому что не согласен с тем, что человек считается донором спермы только в том случае, если все происходит в больнице.

Уильям Маротт с женой не имеют собственных детей, одного ребенка, однако, взяли на воспитание. Свое пожертвование объяснил тем, что хотел просто помочь двум женщинам родить ребенка.

По мнению эксперта по семейному праву Кэти Сакимура из Национального центра по правам лесбиянок, Канзас является одним из многих штатов, который требует, чтобы искусственное оплодотворение проводил врач. «Конечно, существует опасение, что доноры, которые хотели бы другим людям помочь иметь ребенка, теперь не захотят этого делать», — сказала Сакимура.

Источник: http://www.nashvzgljad.ru/istorii/pozhertvoval-spermu-lesbijskoj-pare-teper-dolzhen-platit-alimenty/

Донора спермы записали в мужья // Верховный суд отменил решение о взыскании с него алиментов

Гражданская коллегия Верховного суда (ВС) рассмотрела редкий спор, возникший в связи с рождением ребенка путем экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Мать детей требовала установить отцовство донора спермы и взыскать алименты. Но стороны процедуры не были в браке, а в оформлении документов при ЭКО были недостатки. Тот факт, что ответчик расписался в графе «муж» не означает, что он взял на себя обязанности родителя, полагает ВС. Коллегия оставила в силе решение первой инстанции, отказавшей заявительнице. Дело показывает, как важно донорам внимательно заполнять документы.

Яна Токарева из Южно-Сахалинска просила через суд установить отцовство Сергея Козлова в отношении двух дочерей заявительницы и взыскать алименты. Дети родились в результате экстракорпорального оплодотворения спермой ответчика. При этом Сергей Козлов был женат на другой женщине, от которой у него двое детей. Из определения не ясно, знала ли супруга, что ее муж стал донором для Яны Токаревой.

Он сдал сперму в январе 2016 года, попросил произвести ее криоконсервацию на год и использовать в это время для оплодотворения Яны Токаревой. Беременность у нее наступила только со второй попытки в ноябре 2016 года. При этом на вторую процедуру Яна Токарева пришла уже одна, без Сергея Козлова.

Донор факт рождения детей с использованием его спермы не отрицал. Но, как утверждала Яна Токарева, теперь отказывается подать заявление в ЗАГС о признании отцовства, а в воспитании и содержании детей не участвует.

Суды разошлись в своих выводах. Первая инстанция отказала в удовлетворении требований, апелляция приняла противоположное решение, признав ответчика и отцом, и плательщиком алиментов. Источником спора стала неоднозначная интерпретация документов, которые подписывались участниками спора при проведении ЭКО. Например, в заявлении на проведение первой процедуры Сергей Козлов расписался в графе «муж», притом в этом заявлении содержалось обязательство воспитывать ребенка.

Это позволило апелляционному суду прийти к выводу, что Сергей Козлов проходил программу ЭКО как гражданский муж («партнер») истицы. Суд дополнительно обратил внимание на то, что медико-генетическое исследование Сергей Козлов не проходил, а карта донора на него не заполнялась.

Гражданская коллегия ВС не согласилась с таким пониманием сути отношений сторон.

По правилам п. 4 ст. 51 Семейного кодекса о записи родителе в книге рождения супруги, давшие согласие на ЭКО, записываются родителями. Пленум ВС в 2017 году разъяснил [1] , что рождение ребенка с использованием одинокой женщиной донорского генетического материала не влечет установления родительских прав и обязанностей между донором и ребенком. Поэтому если единственный родитель требует установить отцовство в отношении донора, то для удовлетворения требований нельзя ссылаться на то, что он — фактический родитель ребенка.

Дальше гражданская коллегия обратила внимание на документы, которые оформлялись при ЭКО. В заявлении Яны Токаревой о добровольном согласии на процедуру Сергей Козлов расписался в графе «муж». Однако в специальной форме, установленной Порядком использования вспомогательных репродуктивных технологий [2] , нет требования указывать статус заявителей. Значит, подписанное истцом и ответчиком заявление форме не соответствует. Следовательно, права и обязанности из него не возникли. «Фраза «Я обязуюсь. «, исходя из единого контекста и смысла всего заявления, относится к принятию данной обязанности именно лицом, подающим заявление на медицинское вмешательство», — считает ВС. Выводы апелляции о том, что Сергей Козлов, расписавшийся в графе «муж», обязался взять на себя все права и обязанности родителя, ошибочны.

Еще одна претензия ВС к заявлению — Сергей Козлов одновременно подчеркнул два взаимоисключающих пункта: «я обязуюсь взять (не обязуюсь взять)». Из этого также нельзя сделать вывод, готов ли он был взять на себя обязанности отца.

Читайте так же:  Алименты беременной женщине

Наконец, несмотря на то, что Сергей Козлов просил сохранить сперму в течение года, договор о донорстве с клиникой не было заключен «по не зависящим от Сергея Козлова причинам». Так как ЭКО принесло результаты только со второй попытки, без присутствия ответчика (подпись во втором заявлении от его имени Яна Токарева сделала сама), ВС делает следующий вывод: «базовый этап применения вспомогательных репродуктивных технологий был окончен, в виду (так в оригинале. ― Прим. ред.) чего дальнейшие правоотношения между Козловым С.К. и медицинским учреждением ограничивались действием договора о криоконсервации генетического материала, заключённым на основании заявления от 24 января 2016 года, а дальнейшие правоотношения между Токаревой Я.С. и медицинским учреждением сформировались в рамках осуществления дополнительного этапа применения вспомогательных репродуктивных технологий». То есть ВС расценивает вторую попытку как «отдельное дополнительное медицинское вмешательство по единоличному волеизъявлению Яны Токаревой».

Не согласилась коллегия и с квалификацией Сергея Козлова как «партнера», а не «донора». Апелляция не указала, почему пришла к такому выводу, а документы из клиники не запрашивала. Правовое значение для последствий ЭКО имеет нахождение участников этой процедуры в браке. «Партнёрство» женщины, не состоящей в браке с донором, применительно к ЭКО не может служить достаточным основанием для установления отцовства в судебном порядке, считает ВС.

Гражданская коллегия ВС отменила решение апелляции и оставила в силе решение первой инстанции, отказавшей Яне Токаревой в ее требованиях к Сергею Козлову.

Похожий вопрос гражданская коллегия ВС уже рассматривала, правда, в качестве первой инстанции. В деле заявительница пыталась оспорить положения уже не действущей Инструкции по применению методов вспомогательных репродуктивных технологий (утверждена Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26 февраля 2003 года № 67). П. 6 Инструкции говорил, что доноры не берут на себя родительские обязанности по отношению к будущему ребенку. ВС заявительнице отказал. Женщина, родившая ребенка в результате искусственного оплодотворения, и донор не вступают друг с другом в какие-либо правоотношения.

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 мая 2017 года № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей».

[2] Порядок использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказания и ограничения к их применению, утверждены приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 30 августа 2012 года № 107н.

Источник: http://zakon.ru/discussion/2019/08/09/donora_spermy_zapisali_v_muzhya__verhovnyj_sud_otmenil_reshenie_o_vzyskanii_s_nego_alimentov

Новое в блогах

ДОЛЖЕН ЛИ МУЖЧИНА ПЛАТИТЬ АЛИМЕНТЫ НА РЕБЁНКА ОТ ДОНОРА?

После 13 лет брака и шести попыток забеременеть, а также 2 ЭКО стало ясно, что ничего не получится – сперма мужа не содержит сперматозоидов(азооспермия). Вариантов вылечиться – ноль.

Единственным шансом завести, наконец, детей, оказалась донорская сперма. Супруги посоветовались, подумали… и согласились.

Практически сразу наступила долгожданная беременность, появления на свет ожидали двойняшки. Казалось бы, все хорошо. Но на 10 неделе муж внезапно опомнился, и заявил, что не готов к чужим детям.

— Аборт или развод! – припер он к стенке жену.

Женщина, естественно, выбрала развод.

И вот на 35 неделе жена тонко намекает мужу, что собирается подавать на алименты.

Муж рвет и мечет, говорит, что будет оспаривать отцовство. Только вот законы на стороне жены. И юридически она чиста, как слеза младенца. Снизить алименты или как-то уклониться от них муж тоже не может – у него белая зарплата. Так что все, никакой пощады.

Если бы я знала, что так все будет, то могла бы развестись еще до беременности, встретить другого мужчину и родить от него детей – гнет свою линию жена. А вместо этого я только ходила по ЭКО и согласилась на детей от незнакомого человека.

Дети не мои, почему я должен платить? – оправдывается муж.

С моей точки зрения, в этой истории есть три стороны.

Первая сторона — это муж. Человек, руководствующийся только своими хотелками, и постоянно пытающийся изменить те решения, которые, по-хорошему, изменять подло. Есть хоть тень сомнения в том, что потянешь детей от другого человека — откажись. Не ломай жизнь себе, им, их матери. А решился — так неси свой крест до конца.

Вторая сторона истории — мать. Она честно и порядочно выполняла обязанности жены, по крайней мере до тех пор, пока этого желал ее супруг. Выполняла эти обязанности настолько рьяно, что даже здоровья своего не жалела. Я ее поведение до развода в целом могу охарактеризовать как героизм. Была бы непорядочная — давно бы решила этот вопрос на приятном рандеву с молодым и фертильным любовником.

Третья сторона в этой истории — дети. Они вообще ни в чем не виноваты. Они не просили их рожать, и отвечать за них до их совершеннолетия должны те, кто приняли это решение. А именно — те муж и жена, которые решились завести детей.

Какое право муж вообще в это ситуации имеет открывать рот. Назвался груздем — полезай в кузов. За ошибки, как говориться, надо платить.

Источник: http://maxpark.com/community/5858/content/6208250

Доноров спермы заставили платить алименты

Сразу 2 трагикомичных случая произошли на прошлой неделе в США и Великобритании, оба связаны с донорством спермы.

Через три года после рождения ребенка женщины захотели получить имя биологического отца и обратились в Департамент ребенка и семьи Канзаса (KDFC). Поводом для этого стала потеря трудоспособности одной из женщин и последующий разрыв пары. Власти предоставили им данные донора, после чего они подали к донору спермы иск с требованием выплатить $6 тысяч в дополнение к финансовой поддержке, оказываемой штатом. Суд этот иск удовлетворил.

Что касается случая, произошедшего в Великобритании, то там речь также идет о донации спермы в пользу женщины нетрадиционной ориентации. Она захотела стать матерью, и некий ее друг — гей вызвался предоставить сперму для искусственной инсеминации. Сделал он это дважды, и женщина родила двух дочерей в 1998 и в 2000 годах. При этом, как утверждает мужчина, он никогда не собирался стать отцом в обычном понимании, однако сейчас в суде мать детей настаивает на том, что отец обещал поддерживать их.

Суд посчитал, что все-таки мужчина был не простым, безымянным донором, как он утверждал, дети его знали именно как отца, хотя и как отца приходящего, и принял решение обязать его выплачивать девочкам алименты.

Я всегда считал: неанонимное донорство – это зло. Даже в случае близкородственного донорства пользоваться им надо очень и очень осторожно. По очень простой причине: никогда не залезешь в голову другому человеку, да и жизнь – штука длинная. Даже если вы обо всем договорились «на берегу», и, может быть, даже подписали какие-то бумаги, это ничего не значит. Кто знает, что случится через 3, 5, 10 лет, не изменятся ли жизненные обстоятельства и жизненная позиция вашего сегодняшнего партнера.

Читайте так же:  Как быстро получить алименты

При этом надо четко понимать, что, случись некая судебная коллизия, суд будет, прежде всего, стоить на страже интересов той стороны, о которой вы сейчас даже не думаете – ребенка. Кстати говоря, и иск вам тоже может предъявить именно эта третья сторона (или ее представитель). А в суде будет только ваше слово против слова вашего оппонента, и кому поверит судья, абсолютно неизвестно.

Да даже если и не брать вопрос возможных материальных претензий. Представьте себе – вы, уступив просьбам некой своей знакомой, выступили для нее в качестве донора биологического материала. Естественно, вы об этом через неделю и думать забыли. И вот однажды, лет через 15, когда вы благополучно живете своей семьей, однажды, далеко не прекрасным утром в вашу дверь раздается звонок и на пороге возникает некое юное создание, которое дрожащим голосом говорит «Здравствуй, папа. Я так давно хочу тебя увидеть!»…

Источник: http://www.probirka.org/donorskie-programmy/6437-donorov-spermi-zastavili-platit-alimenti.html

Донора спермы записали в мужья // Верховный суд отменил решение о взыскании с него алиментов

Гражданская коллегия Верховного суда (ВС) рассмотрела редкий спор, возникший в связи с рождением ребенка путем экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Мать детей требовала установить отцовство донора спермы и взыскать алименты. Но стороны процедуры не были в браке, а в оформлении документов при ЭКО были недостатки. Тот факт, что ответчик расписался в графе «муж» не означает, что он взял на себя обязанности родителя, полагает ВС. Коллегия оставила в силе решение первой инстанции, отказавшей заявительнице. Дело показывает, как важно донорам внимательно заполнять документы.

Яна Токарева из Южно-Сахалинска просила через суд установить отцовство Сергея Козлова в отношении двух дочерей заявительницы и взыскать алименты. Дети родились в результате экстракорпорального оплодотворения спермой ответчика. При этом Сергей Козлов был женат на другой женщине, от которой у него двое детей. Из определения не ясно, знала ли супруга, что ее муж стал донором для Яны Токаревой.

Он сдал сперму в январе 2016 года, попросил произвести ее криоконсервацию на год и использовать в это время для оплодотворения Яны Токаревой. Беременность у нее наступила только со второй попытки в ноябре 2016 года. При этом на вторую процедуру Яна Токарева пришла уже одна, без Сергея Козлова.

Донор факт рождения детей с использованием его спермы не отрицал. Но, как утверждала Яна Токарева, теперь отказывается подать заявление в ЗАГС о признании отцовства, а в воспитании и содержании детей не участвует.

Суды разошлись в своих выводах. Первая инстанция отказала в удовлетворении требований, апелляция приняла противоположное решение, признав ответчика и отцом, и плательщиком алиментов. Источником спора стала неоднозначная интерпретация документов, которые подписывались участниками спора при проведении ЭКО. Например, в заявлении на проведение первой процедуры Сергей Козлов расписался в графе «муж», притом в этом заявлении содержалось обязательство воспитывать ребенка.

Это позволило апелляционному суду прийти к выводу, что Сергей Козлов проходил программу ЭКО как гражданский муж («партнер») истицы. Суд дополнительно обратил внимание на то, что медико-генетическое исследование Сергей Козлов не проходил, а карта донора на него не заполнялась.

Гражданская коллегия ВС не согласилась с таким пониманием сути отношений сторон.

По правилам п. 4 ст. 51 Семейного кодекса о записи родителе в книге рождения супруги, давшие согласие на ЭКО, записываются родителями. Пленум ВС в 2017 году разъяснил [1] , что рождение ребенка с использованием одинокой женщиной донорского генетического материала не влечет установления родительских прав и обязанностей между донором и ребенком. Поэтому если единственный родитель требует установить отцовство в отношении донора, то для удовлетворения требований нельзя ссылаться на то, что он — фактический родитель ребенка.

Дальше гражданская коллегия обратила внимание на документы, которые оформлялись при ЭКО. В заявлении Яны Токаревой о добровольном согласии на процедуру Сергей Козлов расписался в графе «муж». Однако в специальной форме, установленной Порядком использования вспомогательных репродуктивных технологий [2] , нет требования указывать статус заявителей. Значит, подписанное истцом и ответчиком заявление форме не соответствует. Следовательно, права и обязанности из него не возникли. «Фраза «Я обязуюсь. «, исходя из единого контекста и смысла всего заявления, относится к принятию данной обязанности именно лицом, подающим заявление на медицинское вмешательство», — считает ВС. Выводы апелляции о том, что Сергей Козлов, расписавшийся в графе «муж», обязался взять на себя все права и обязанности родителя, ошибочны.

Еще одна претензия ВС к заявлению — Сергей Козлов одновременно подчеркнул два взаимоисключающих пункта: «я обязуюсь взять (не обязуюсь взять)». Из этого также нельзя сделать вывод, готов ли он был взять на себя обязанности отца.

Наконец, несмотря на то, что Сергей Козлов просил сохранить сперму в течение года, договор о донорстве с клиникой не было заключен «по не зависящим от Сергея Козлова причинам». Так как ЭКО принесло результаты только со второй попытки, без присутствия ответчика (подпись во втором заявлении от его имени Яна Токарева сделала сама), ВС делает следующий вывод: «базовый этап применения вспомогательных репродуктивных технологий был окончен, в виду (так в оригинале. ― Прим. ред.) чего дальнейшие правоотношения между Козловым С.К. и медицинским учреждением ограничивались действием договора о криоконсервации генетического материала, заключённым на основании заявления от 24 января 2016 года, а дальнейшие правоотношения между Токаревой Я.С. и медицинским учреждением сформировались в рамках осуществления дополнительного этапа применения вспомогательных репродуктивных технологий». То есть ВС расценивает вторую попытку как «отдельное дополнительное медицинское вмешательство по единоличному волеизъявлению Яны Токаревой».

Не согласилась коллегия и с квалификацией Сергея Козлова как «партнера», а не «донора». Апелляция не указала, почему пришла к такому выводу, а документы из клиники не запрашивала. Правовое значение для последствий ЭКО имеет нахождение участников этой процедуры в браке. «Партнёрство» женщины, не состоящей в браке с донором, применительно к ЭКО не может служить достаточным основанием для установления отцовства в судебном порядке, считает ВС.

Гражданская коллегия ВС отменила решение апелляции и оставила в силе решение первой инстанции, отказавшей Яне Токаревой в ее требованиях к Сергею Козлову.

Похожий вопрос гражданская коллегия ВС уже рассматривала, правда, в качестве первой инстанции. В деле заявительница пыталась оспорить положения уже не действущей Инструкции по применению методов вспомогательных репродуктивных технологий (утверждена Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26 февраля 2003 года № 67). П. 6 Инструкции говорил, что доноры не берут на себя родительские обязанности по отношению к будущему ребенку. ВС заявительнице отказал. Женщина, родившая ребенка в результате искусственного оплодотворения, и донор не вступают друг с другом в какие-либо правоотношения.

Читайте так же:  Право на отсрочку платежа

[1] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 мая 2017 года № 16 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей».

[2] Порядок использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказания и ограничения к их применению, утверждены приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 30 августа 2012 года № 107н.

Источник: http://zakon.ru/Discussions/donora_spermy_zapisali_v_muzhya__verhovnyj_sud_otmenil_reshenie_o_vzyskanii_s_nego_alimentov/79478

Новое в блогах

Суд обязал донора спермы платить алименты

Америка. Штат Аризона. Супружеская пара, вскоре после женитьбы, обнаружила у мужа бесплодие. Вместо приемного ребенка был выбран модный вариант — донорский банк спермы. Жена забеременела от неизвестного донора и родила сына. Все довольны.

Прошло пять лет. Семья не сложилась. Вскоре после развода муж стал употреблять наркотики, совершать кражи, и в конце концов загремел за грабеж на много лет. Денег у мужа нет, работы тоже, алименты платить не может и дальше с него взять нечего.

Жена, не будь дура, взяла с сына анализ ДНК. Пошла с ним в банк спермы.
Сверили ДНК со списком доноров. Отыскали неизвестного донора — биологического отца ребенка, который ни сына, ни его мать в жизни не встречал. Отец — работает бухгалтером, зарплата средняя для профессии, живет один, квартира, тачка, все как положено.

Что думаете? Что они полюбили друг друга, поженились, и зажили счастливо? Хрен вам, это же Америка, а не сказка. Мать подала на отца в суд за. неуплату алиментов.

После непродолжительного суда, судья постановила: отец обязан платить жене 35% от зарплаты, до совершеннолетия ребенка. Никакие отмазы о анонимном донорстве судья слушать не стала — закон ясно гласит, что биологический родитель, живя отдельно от родителя содержащего его ребенка, обязан платить алименты, будь он хоть инопланетянин с Альфа Центавры.

Вам мало? Дальнейшее постановление — отец обязан выплатить сумму задолженности алиментов с момента рождения ребенка. Со всеми накладными и процентами. С кем ребенок жил раньше, опять же, никого не волнует. За пять лет долга набралось более ста тысяч долларов. Денег таких у папаши нет. Объявляется судебное банкротство, у него отбирают квартиру, машину.
Где человек будет жить и на что есть — никого не волнует, закон есть закон.

Видео (кликните для воспроизведения).

Думаете, теперь уже все? Ага, щаззз. Судья объявила, что по факту злостного уклона от уплаты алиментов (более пяти лет) на отца заводится уголовное дело. Теперь ему грозит тюремное заключение сроком до двух лет. Напоследок, на работе отцу доходчиво объясняют, что как только огласится приговор, то ему покажут на дверь, потому что у них — солидная бухгалтерская фирма, и преступников они не трудоустраивают.

. Уже на условно-досрочном освобождении (суд милостливо согласился заменить приговор условным) у бывшего бухгалтера, работающего теперь строителем-каменщиком за минимальную зарплату, из которой по прежнему четко вычитают 35% алиментов, СМИ взяли интервью. В США бывших преступников лишают многих гражданских прав, например право избирать и быть избираемым. Но в интервью отец подчеркнул лишь одно право, о потере которого он сокрушается. Право владения и ношения оружия. И верно, соблазн уж слишком велик.

В общем, не делай добра — зла не получишь. Америка. Штат Аризона. Супружеская пара, вскоре после женитьбы, обнаружила у мужа бесплодие. Вместо приемного ребенка был выбран модный вариант — донорский банк спермы. Жена забеременела от неизвестного донора и родила сына. Все довольны.

Прошло пять лет. Семья не сложилась. Вскоре после развода муж стал употреблять наркотики, совершать кражи, и в конце концов загремел за грабеж на много лет. Денег у мужа нет, работы тоже, алименты платить не может и дальше с него взять нечего.

Жена, не будь дура, взяла с сына анализ ДНК. Пошла с ним в банк спермы.
Сверили ДНК со списком доноров. Отыскали неизвестного донора — биологического отца ребенка, который ни сына, ни его мать в жизни не встречал. Отец — работает бухгалтером, зарплата средняя для профессии, живет один, квартира, тачка, все как положено.

Что думаете? Что они полюбили друг друга, поженились, и зажили счастливо? Хрен вам, это же Америка, а не сказка. Мать подала на отца в суд за. неуплату алиментов.

После непродолжительного суда, судья постановила: отец обязан платить жене 35% от зарплаты, до совершеннолетия ребенка. Никакие отмазы о анонимном донорстве судья слушать не стала — закон ясно гласит, что биологический родитель, живя отдельно от родителя содержащего его ребенка, обязан платить алименты, будь он хоть инопланетянин с Альфа Центавры.

Вам мало? Дальнейшее постановление — отец обязан выплатить сумму задолженности алиментов с момента рождения ребенка. Со всеми накладными и процентами. С кем ребенок жил раньше, опять же, никого не волнует. За пять лет долга набралось более ста тысяч долларов. Денег таких у папаши нет. Объявляется судебное банкротство, у него отбирают квартиру, машину.
Где человек будет жить и на что есть — никого не волнует, закон есть закон.

Думаете, теперь уже все? Ага, щаззз. Судья объявила, что по факту злостного уклона от уплаты алиментов (более пяти лет) на отца заводится уголовное дело. Теперь ему грозит тюремное заключение сроком до двух лет. Напоследок, на работе отцу доходчиво объясняют, что как только огласится приговор, то ему покажут на дверь, потому что у них — солидная бухгалтерская фирма, и преступников они не трудоустраивают.

. Уже на условно-досрочном освобождении (суд милостливо согласился заменить приговор условным) у бывшего бухгалтера, работающего теперь строителем-каменщиком за минимальную зарплату, из которой по прежнему четко вычитают 35% алиментов, СМИ взяли интервью. В США бывших преступников лишают многих гражданских прав, например право избирать и быть избираемым. Но в интервью отец подчеркнул лишь одно право, о потере которого он сокрушается. Право владения и ношения оружия. И верно, соблазн уж слишком велик.

В общем, не делай добра — зла не получишь.

Житель Израиля согласился стать донором спермы для своей приятельницы, мечтавшей о ребенке. Подруга обещала, что не будет настаивать на общении биологического отца с ребенком.

Читайте так же:  Алименты на ребенка уголовная ответственность

Женщина также заверила, что не будет претендовать на его финансовое участие в воспитании малыша. Однако через полтора года из повестки в суд он узнал, что у него родились близнецы, а его приятельница требует на них алименты. Судебная тяжба растянулась на пять лет, в течение которых мужчина пытался убедить суд, что он всего лишь был донором, и согласно договоренности с матерью детей не должен принимать участия в их дальнейшей судьбе.

Судьи долгое время не могли решить, кто в этом конфликте является пострадавшей стороной, но в конце концов

Источник: http://maxpark.com/community/25/content/1746546

Алименты с донора спермы при ЭКО взыскать нельзя, — решил Верховный Суд РФ

Верховный Суд РФ вынес определение по жалобе Козлова С.К., который сначала согласился быть донором спермы для Токаревой Я.С., а потом стал ответчиком в суде по делу об установлении отцовства и взыскании с него алиментов двоих детей.

Эта история началась не совсем обычно. У молодой незамужней женщины было бесплодие. Но современная медицина способна помочь решить эту проблему. Так и в этом случае – женщина решила прибегнуть к помощи ЭКО (экстракорпорального оплодотворения).

Как известно, для зачатия ребенка одной женщины мало – нужен мужчина, а точнее – его генетический материал (сперма). В связи с этим Токарева Я.С. попросила стать донором спермы своего знакомого Козлова С.К. — просто донором, т.е. без последующих обязательств по содержанию детей.

На этот момент мужчина уже был женат и вместе с женой воспитывал двоих дочерей. Но эти обстоятельства его не смутили, и он подписал в клинике, где была запланирована процедура ЭКО, свое согласие на криоконсервацию спермы сроком на 1 год и её использование для оплодотворения Токаревой Я.С.

Со второй попытки ЭКО женщине удалось забеременеть и родить двойню. А после этого она решила, что донор спермы для её детей должен быть признан отцом и платить ей алименты на двоих детей в размере 1/3 заработка отца. Токарева Я.С. обратилась в суд с соответствующим иском. Но, несмотря на то, что Козлов С.К. не оспаривал факт рождения детей с использованием его генетического материала, суд первой инстанции отказал женщине в установлении отцовства и взыскании алиментов на несовершеннолетних детей.

Однако решительная женщина обжаловала невыгодное для неё решение. Суд апелляционной инстанции признал, что все же Козлов С.К. является отцом детей истца, а значит, должен платить алименты на них.

Но этот судебный акт уже не устроил ответчика Козлова С.Н. – донора спермы. Мужчина его обжаловал в Верховном Суде РФ, который встал на его сторону.

2 июля 2019 Верховный суд РФ вынес определение об отмене апелляционного определения и оставил в силе решение суда первой инстанции, по которому женщине было отказано в удовлетворении исковых требований.

Быть биологическим отцом — еще не значит иметь обязанности по содержанию детей, — следует из позиции ВС РФ.

Сам по себе факт рождения ребенка с использованием донорского материала совершенно не означает, что мужчина обязан стать полноценным отцом во всех смыслах этого слова.

По закону как донор спермы не может требовать признать его отцом, так и тот, кто воспользовался этим донорским материалом, не может потребовать признания донора спермы отцом ребенка.

В пользу мужчины была совокупность обстоятельств по делу:

— мать детей и донор спермы не состояли в браке,

— мужчина согласился, чтобы женщине было проведено лечение бесплодия методом экстракорпорального оплодотворения/искусственной инсеминации с использованием его спермы,

— после первой базовой программы ЭКО беременность у женщины не наступила, тогда женщина обратилась в клинику с заявлениями о проведении лечения бесплодия с использованием ооцитов профессионального донора и спермы выбранного ею донора — Козлова С.К. Но сам мужчина про эту вторую попытку женщины ничего не знал и в клинику не обращался.

Верховный Суд разъяснил, что по смыслу семейного законодательства (пункт 4 статьи 51 Семейного кодекса РФ), рождение ребёнка с использованием супругами (одинокой женщиной) донорского генетического материала не влечёт установления родительских прав и обязанностей между донором и ребёнком независимо от того, было данное лицо известно родителям ребёнка или нет (анонимный донор). С учётом этого лицо, являвшееся донором генетического материала, не вправе при разрешении требований об оспаривании и (или) установлении отцовства (материнства) ссылаться на то обстоятельство, что оно является фактическим родителем ребёнка. По этим же основаниям не могут быть удовлетворены и требования лиц, записанных в качестве родителей (единственного родителя) ребёнка, об установлении отцовства в отношении лица, являвшегося донором генетического материала, с использованием которого был рожден ребёнок.

Таким образом, установить отцовство на том лишь основании, что мужчина является донором спермы, нельзя.

Хотите узнать, какие есть мифы про алименты?

Вы можете оформить бесплатную подписку на рассылку юриста Елены Могилевской «Хочу взыскать большие алименты на ребенка» и читать больше важных материалов по этой теме.


Источник: http://virtual-jurist.ru/new-1611.html

Новое в блогах

Донору спермы назначили алименты

Донор спермы из Канзаса Уильям Маротта судится с властями своего штата, которые заставляют его платить алименты на ребенка, искусственно зачатого с помощью его семени.

Как сообщает The Huffington Post, Маротта пожертвовал свою сперму лесбийской паре. Однако вскоре после рождения ребенка, женщины разошлись. Поэтому теперь власти штата Канзас заставляют донора спермы содержать их ребенка.

Однако мужчина отрицает свою ответственность и вообще причастность к рождению малыша. По словам Маротты, он подписал контракт, согласно которому он не считается отцом ребенка, а является лишь донором.

«Мне позвонили и сказали, что я теперь должен содержать этого малыша. И знаете, что я подумал? Что добрые дела не остаются безнаказанными», — жалуется человек.

Источник: http://maxpark.com/community/33/content/1756451

Южносахалинка пыталась взыскать алименты с донора спермы

Верховный суд встал на сторону ответчика, так как пара не была в браке

Южносахалинка попыталась взыскать алименты с отца своего ребенка, но проиграла в суде. Мужчине удалось доказать, что он выступал только как донор спермы. Споры дошли до Верховного суда.

История тянется с 2016 года. Как пишет «Адвокатская газета», женщина и мужчина обратились в медицинский центр с заявлением о проведении процедуры ЭКО (экстракорпорального оплодотворения) с использованием биоматериала мужчины. После процедуры сахалинец попросил заморозить его сперму на год, чтобы позже использовать ее для оплодотворения партнерши.

Женщина прошла первую программу ЭКО, но не забеременела. Следующую попытку сахалинка предприняла уже самостоятельно, без сожителя. Процедура прошла успешно — родились две дочери.

После этого жительница областного центра поняла, что обеспечивать детей одной тяжело, и обратилась в суд. Она потребовала установить отцовство донора спермы и взыскать с него алименты, так как он не участвует в воспитании и содержании дочерей.

Читайте так же:  Исковое заявление о взыскании задолженности по алиментам

Южно-Сахалинский городской суд отказал в удовлетворении иска. Он исходил из того, что истица и ответчик не были женаты. Мужчина не оспаривал, что именно он был донором генетического материала. Но при этом сахалинец не давал обязательств по участию в воспитании и содержании детей, поэтому у него не возникли родительские права и обязанности.

Апелляция затем отменила решение первой инстанции, установила отцовство донора спермы и взыскала с него алименты. При этом Сахалинский областной суд указал, что мужчина участвовал в программе ЭКО как «гражданский муж», не проходил медико-генетическое обследование для доноров, на него не заполняли индивидуальную карту донора.

Областной суд посчитал, что раз мужчина выступал как партнер истицы, то у него есть родительские права и обязанности в отношении родившихся детей.

Тогда мужчина решил обжаловать решение областного суда в Верховный суд.

Судебная коллегия по гражданским делам указала, что рождение ребенка с использованием одинокой женщиной донорского генетического материала не влечет за собой установления родительских прав и обязанностей между донором и ребенком. Это не зависит от того, известна ли личность донора родителям. Поэтому не могут быть удовлетворены иски об установлении отцовства в отношении донора.

Верховный суд установил, что в совместном заявлении мужчина расписался в графе «муж». Однако, отметил суд, форма заявления, установленная приказом Минздрава, не содержит указаний на необходимость обозначения правовых статусов заявителей (муж/жена), поэтому подписанное сторонами заявление установленной форме не соответствует. Таким образом, заявление не может рассматриваться как основание для возникновения родительских прав и обязанностей для лиц, не состоящих в официальном браке.

Заявление писала женщина. Расписываясь, мужчина лишь подтверждал, что он подтверждает свои данные как донора генетического материала.

Суд также обратил внимание на то, что в заявлении донора на криоконсервацию одновременно подчеркнуты два взаимоисключающих пункта: «я обязуюсь взять» и «не обязуюсь взять» все права и обязанности родителя в отношении будущего ребенка.

Верховный суд отметил, что первое применение вспомогательных репродуктивных технологий не привело к беременности. Несмотря на то, что сахалинец подал заявление о криоконсервации, договор о донорстве между ним и медучреждением не был заключен. Дальнейшие отношения мужчины и клиники ограничивались действием договора о криоконсервации генетического материала.

На повторную программу сахалинка приехала одна, заявление заполнила сама, в нем расписалась и за себя, и за донора спермы. Несмотря на отсутствие договора о донорстве между мужчиной и медицинским учреждением, сперма при проведении процедуры использовалась как материал неанонимного донора.

По мнению Верховного суда, Сахалинский областной суд сделал ошибочный вывод о том, что ответчик проходил программу ЭКО не в качестве донора половых клеток, а в качестве партнера истицы. При этом ни первая, ни вторая инстанция подлинную медицинскую документацию не запрашивали.

«»Партнерство» женщины, не состоящей в браке с донором спермы, применительно к процедуре ЭКО не может служить достаточным основанием для установления отцовства в судебном порядке», – сказал суд.

Руководствуясь этим, судебная коллегия отменила апелляционное определение и оставила в силе решение суда первой инстанции.

Представитель донора, адвокат Сахалинской адвокатской палаты Роман Торхов сообщил, что определение Верховного суда по этому делу – «очень важная и значимая точка», поскольку судебной практики по такой категории дел не хватает. По его мнению, специфика этого спора в том, что к нарушению прав мужчины привели действия медицинского учреждения, создавшего все условия для этого.

«Именно это мы и смогли доказать в Верховном суде. В основном здесь рассматривался не вопрос алиментов, а то, что медучреждение допустило отклонение от оформления процедур и создало возможность нарушения прав К. истицей», – рассказал «Адвокатской газете» Роман Торхов. Он полагает, что суд апелляционной инстанции при удовлетворении иска «пошел по «эмоциональной части»», так как двое детей женщины нуждались в алиментах.

Адвокат также указал на то, что данный спор обращает внимание на отсутствие у граждан понимания добровольного информированного согласия. «Подписывая документы, люди не совсем осознают, на что именно они дают согласие и какие возможности предоставляют медучреждению, которое нередко хочет лишь получить материальную выгоду», – резюмировал Роман Торхов.

Источник: http://astv.ru/jsuns9

Донора спермы заставили платить алименты двум лесбиянкам

Шведский суд обязал донора спермы, при помощи услуг которого лесбийская пара родила троих детей, выплачивать денежное пособие на их содержание, сообщила выходящая в Эребру (Örebro) ежедневная газета Nerikes Allehanda.

Лесбиянки Мария (Maria) и Карин (Karin) хотели вместе воспитывать детей. Однако ни одна из женщин в силу своей гомосексуальной ориентации не могла вступить в интимную связь с представителем противоположного пола. Они решили обратиться за помощью к своему другу Петеру (Peter).

Мужчина с радостью согласился помочь своим подругам, и в 1992 году при помощи искусственного осеменения спермой Петера Мария родила первого ребенка.

Удачный опыт был повторен в 1994 и 1996 году. Однако семейный союз двух женщин в прошлом году распался.

После этого Мария подала на Петера в суд с целью добиться выплаты денежного пособия на содержание детей, биологическим отцом которых тот является.

В декабре 2001 года суд принял решение обязать Петера выплачивать ежемесячно 2838 шведских крон (265 долларов) на содержание троих детей.

Такое решение создало юридический прецедент, так как по шведскому законодательству донор спермы не признается биологическим отцом и, таким образом, освобождается от ответственности за содержание своих детей. Однако в данном случае суд принял во внимание тот факт, что Петер не являлся анонимным донором спермы. Кроме того, мужчину на протяжении 10 лет связывали дружеские отношения с Карин и Марией, и факт его отцовства сомнению не подлежит.

Источник: http://lenta.ru/news/2001/12/10/papa/

Верховный суд разъяснил, когда донора спермы можно не признавать отцом

Поводом стало обращение женщины, родившей двойняшек после ЭКО

07.08.2019 в 16:36, просмотров: 5317

Сделать донора спермы официальным отцом своих детей не удалось женщине, родившей после процедуры ЭКО. Папаше удалось откреститься от потомства через суд.

Заголовок в газете: Суд решил, что донор спермы — это еще не отец
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №28044 от 9 августа 2019 Тэги: Суд, Дети , Клиники, Договор

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.mk.ru/social/health/2019/08/07/verkhovnyy-sud-razyasnil-kogda-donora-spermy-mozhno-ne-priznavat-otcom.html

Феминистическая пара требует алименты от донора
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here