Практика еспч арест имущества третьих лиц

Сегодня поможем разобраться в теме: "Практика еспч арест имущества третьих лиц". Предлагаем полное описание тематики, взятое из источников, заслуживающих доверия, с комментариями специалистов. Если все же остаются вопросы, то их можно задать дежурному консультанту.

утрата вещественного доказательства оценена ЕСПЧ в 34 000 евро

ЕСПЧ признал нарушение прав коммерческой фирмы, имущество которой, удерживаемое в качестве вещдока, было утеряно правоохранителями

29 мая 2018 г. Европейский Суд по правам человека вынес решение по делу «ООО “КД-Консалтинг” против России», в котором компания-заявитель жаловалась на нарушение ее прав, выразившееся в виде невозмещения материального ущерба, возникшего в результате вмешательства правоохранительных органов в ее деятельность путем изъятия без достаточных на то оснований ее имущества в качестве вещественного доказательства по уголовному делу и его последующей утраты. По мнению заявителя, это привело к нарушению предусмотренного ст. 1 и ст. 6 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающих право юрлиц на уважение собственности и справедливое судебное разбирательство.

Как следует из решения, в 2007 г. ООО «КД-Консалтинг» приобрело партию цинка у Северо-Осетинского химзавода. В дальнейшем металл был изъят у компании-продавца в результате обыска по подозрению в незаконном использовании товарного знака, принадлежащего ОАО «Электроцинк».

Впоследствии экспертиза подтвердила, что изъятый металл был отлит на ОАО «Электроцинк», и подозрения в контрафакте отпали, однако техническая ошибка при указании номера ИНН в документах послужила поводом для подозрения в незаконном приобретении металла и возбуждения уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (хищение чужого имущества путем мошенничества в особо крупном размере). Изъятый металл был признан вещественным доказательством и передан на ответственное хранение в ОАО «Электроцинк».

Химзавод обжаловал это решение в соответствии со ст. 125 УПК от своего имени и от имени компании-покупателя, однако Ленинский районный суд г. Владикавказа оставил жалобу без удовлетворения, мотивировав это тем, что для возбуждения уголовного дела имелись законные основания, а вопрос о законности изъятия и удержания металла может быть решен только после проведения экспертиз.

24 ноября 2009 г. постановлением Ленинского районного суда г. Владикавказа жалоба была удовлетворена, а дальнейшее удержание металла в качестве вещественного доказательства по уголовному делу признано необоснованным. Следственному управлению при МВД по РСО-Алания было вменено в обязанность устранить допущенное нарушение и вернуть изъятый металл. Однако сделать это не представлялось возможным, поскольку, как оказалось, в период с июня по сентябрь 2009 г. металл был похищен из хранилища. Заявитель подал иск в арбитражный суд о взыскании убытков в размере 2,16 млн руб.

Исковые требования заявителя были частично удовлетворены. Суд первой инстанции признал доказанным факт утраты вещественного доказательства – 15,5 т цинка – в период его нахождения в ведении следственного органа.

МВД и Минфин РФ подали апелляционные жалобы на решение арбитражного суда, которые были удовлетворены. Апелляция пояснила, что расследование уголовного дела, к материалам которого были приобщены утраченные вещественные доказательства, на момент рассмотрения спора не было прекращено, кроме того, истец не доказал противоправность поведения государственного органа и его вину, а также свое право собственности на утраченный металл. Высший Арбитражный Суд РФ в пересмотре дела в порядке надзора также отказал (Определение № ВАС-8078/11 от 29 июня 2011 г.).

В отзыве на жалобу Правительство РФ указало, что, по его мнению, металл был изъят законно, так как обстоятельства его приобретения были подозрительными, а его помещение на хранение в качестве вещдока на протяжении всего расследования уголовного дела было необходимым ввиду его особой сложности. Также Правительство указало, что в передаче цинка на хранение компании-производителю не было допущено нарушений, а значит, власти не отвечают за исчезновение металла.

Рассматривая жалобу, ЕСПЧ отметил, что, когда судебные органы или органы прокуратуры изымают и удерживают имущество, они должны принять разумные меры для обеспечения его сохранности (см. «Дзугаева против России», № 44971/04, § 27, 12 февраля 2013 г.), в частности, путем инвентаризации товаров и их состояния на момент ареста. Кроме того, Суд указал, что российское законодательство должно предусматривать возможность возбуждения уголовного дела против государства для получения компенсации за ущерб, причиненный в результате неполного сохранения такого имущества. Данная процедура должна быть эффективной для защиты принадлежащего имущества, позволяя владельцу защитить свою собственность (Tendam v. Spain).

Также ЕСПЧ отметил, что национальное расследование уголовного дела, завершение которого было необходимо для рассмотрения жалобы «КД-Консалтинг» на изъятие цинка, проводилось на протяжении более семи с половиной лет без каких-либо конкретных результатов. По мнению Суда, из положений ст. 82 УПК РФ в истолковании Конституционного Суда РФ следует, что физические доказательства в некоторых случаях могут быть возвращены их законным владельцам до окончания уголовного расследования.

Арбитражные суды также отказались вынести решение о выплате заявителю компенсации до прекращения расследования дела о мошенничестве – из-за этого на протяжении нескольких лет компания не могла возбудить дело против государства, чтобы доказать, что власти не выполнили свои обязательства по защите его имущества, и потребовать возмещения ущерба. Таким образом, ЕСПЧ признал нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции и присудил заявителю 34 тыс. евро в качестве компенсации материального ущерба.

Представитель ООО «КД-Консалтинг» в ЕСПЧ, юрист Тамерлан Халлаев, не комментируя позицию ЕСПЧ по существу, отметил, что удовлетворен вынесенным решением. При этом он заметил, что ждать справедливости компании пришлось очень долго – более 10 лет.

Комментируя «АГ» решение ЕСПЧ, советник ФПА РФ, управляющий партнер Адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Сергей Бородин отметил, что оно «положительно скажется на судебной практике в части возмещения предпринимателям, физическим и юридическим лицам финансовых потерь, возникших в ходе расследования уголовного дела».

По мнению эксперта, в ч. 3 ст. 133 УПК РФ следует внести дополнения, устанавливающие, что право на возмещение вреда, возникшего вследствие производства по уголовному делу, имеет любое лицо – вне зависимости от применения или неприменения к нему мер процессуального принуждения и на любой стадии уголовного судопроизводства. Именно такое регулирование, полагает Сергей Бородин, обеспечило бы более вдумчивый и осторожный подход органа расследования при принятии решений об изъятии и удержании денежных средств или имущества, поэтому исправление таких законодательных пробелов подобными решениями Европейского Суда можно только приветствовать.

Источник: http://adv-simfi.ru/utrata-veschestvennogo-dokazatelstva-otsenena-espch-v-34-000-evro.html

Арест имущества, находящегося у третьих лиц

При обращении в суд с иском имущественного характера истец вправе требовать наложения обеспечительных мер на имущество ответчика. При этом часть этого имущества может находиться в пользовании или фактическом владении третьих лиц.

Читайте так же:  Работа по совместительству медосмотр

Другая схожая ситуация – когда при исполнении судебного имеющегося у должника имущества и денежных средств оказывается недостаточно для взыскания долга. В этом случае возникает необходимость ареста имущества должника, находящегося у третьих лиц для последующего взыскания долга за счет продажи этого имущества.

Причин, по которым спорное имущество может находиться у третьих лиц, множество. В их числе:

  • аренда, безвозмездное использование или оперативное управление;
    • фактическая передача имущества в счет будущей сделки, которая не совершено или совершена, но надлежащим образом не оформлена и в данный момент оспаривается;
  • нахождение спорного имущества в залоге, что не мешает обращению на него взыскания.

Третьими лицами в данном случае могут быть любые частные или юридические лица, использующие или хранящие имущество ответчика (должника) на законных основаниях. Теоретически возможен и арест имущества, которое удерживается третьим лицом без каких-либо правовых оснований – например, после истечения срока аренды арендатор так и не вернул принадлежащее должнику имущество.

Можно ли наложить арест на имущество должника (ответчика), находящееся у третьих лиц при обращении в суд и какова процедура ареста такого имущества уже после вынесения решения суда?

Когда и куда обращаться для наложения ареста?

Арест имущества должника, находящегося у третьих лиц, при обращении в суд с иском (обеспечительные меры) и после вступления в силу решения – совершенно разные вещи. Типичная ошибка многих юристов – обращение в суд с требованием об аресте находящегося у них лиц имущества должника после вынесения решения. Такие требования обречены на отказ, так как арест имущества в рамках исполнения решения суда уже не входит в судебную компетенцию.

Куда же обращаться с требованием об аресте?

    1. В районный суд, если арест на имущество, находящееся у третьих лиц, налагается в рамках обеспечения исполнения решения суда по иску (ст. ст. 139-140 ГПК РФ). Требование можно заявить как вместе с иском, так и в любой момент процесса Можно ходатайствовать и о наложении ареста при условии удовлетворения решения суда – судья, приняв решение в вашу пользу, одновременно арестует имущества ответчика, переданное им третьим лицам, для гарантии исполнения судебного акта.
  1. К судебному приставу – если решение вынесено, а исполнительное производство возбуждено. Пристав-исполнитель, получив достоверную информацию о наличии у третьих лиц имущества должника и проверив ее, сам накладывает арест на имущество, а уже для обращения взыскания обращается в суд с соответствующим требованием (ст. 77 ФЗ «Об исполнительном производстве). Также с таким заявлением в суд может пойти и взыскатель.

Читайте также — «Обеспечение иска – как помощь во взыскании долга«

Как через суд наложить арест на имущество, находящееся у третьих лиц

В практике чаще всего потребность в аресте активов, находящихся в пользовании у других лиц, возникает при обращении в суд с иском.

Закон допускает принятие обеспечительных мер на любой стадии дела, но рекомендуется делать это сразу при обращении в суд. Единственной проблемой становятся лишь доказательства, получить которые самостоятельно истец не всегда может и обращается в суд с соответствующим заявлением об истребовании, подаваемом вместе или же непосредственно в ходатайстве об аресте.

Пример: Истец располагает информацией о том, что производственное оборудование, используемое третьим лицом, принадлежит ответчику. Но никаких документов у него нет и по его запросу ни сам ответчик, ни фактический пользующийся им оборудованием человек или компания ему не представят.

Как же наложить арест в этом случае?

Судебная практика в судах общей юрисдикции неоднозначна. Несмотря на обязанность суда рассмотреть ходатайство об аресте имущества в день его поступления, суды могут:

    • Отложить принятие определения по ходатайству до дня принятия иска. А для принятия иска у судьи есть целых 5 дней;
    • Удовлетворить требование о запросе сведений, отложив рассмотрение ходатайства об аресте до получения запроса;
  • Отказать в принятии мер обеспечения иска ввиду отсутствия доказательств, при этом ходатайство об истребовании доказательств удовлетворяется и в рамках подготовки иска к слушанию все сведения судья обычно запрашивает.

Рассуждать о законности каждого из этих вариантов можно бесконечно, и даже судебная практика не всегда однозначно отвечает на этот вопрос, то признавая действия суда законными, то отменяя их.

Арбитражные суды практически всегда отказывают в обеспечении иска, если истец не подтвердил факт принадлежности имущества, находящегося у третьих лиц, ответчику.

Единственным выходом из ситуации с отсутствием доказательств видится заявление ходатайства в ходе судебного заседания или сразу в иске о запросе необходимых документов, а уже потом – подача заявления об обеспечительных мерах в середине процесса или же о принятии их одновременно с решением.

Когда решение вынесено и вступило в силу

Если исполнительное производство уже возбуждено, взыскатель не может требовать через суд ареста имущества для дальнейшего взыскания. Это относится к компетенции службы судебных приставов, как прямо следует из ст.68 части 3 ФЗ «Об исполнительном производстве», относящей арест имущества третьих лиц к мерам принудительного исполнения решения суда. Этой же статьей указывается, что пристав-исполнитель вместе с взыскателем проводят совместную работу по установлению доказательств, подтверждающих принадлежность имущества должнику. При достоверном подтверждении этого, пристав самостоятельно накладывает арест на находящееся у других лиц имущество, руководствуясь ст. 80 указанного закона.

Если же пристав бездействует, то взыскатель вправе обжаловать такое бездействие в суд, потребовав от пристава наложения ареста.

Остались вопросы?

Если вам необходима помощь в наложении ареста на имущество третьих лиц в рамках обеспечения иска или же остались другие вопросы – вы всегда можете обратиться за юридической помощью к нашим юристам.

Звоните прямо сейчас для получения дополнительной информации!

Источник: http://lawpractik.ru/arbitrazhnye-spory/arest-imushhestva-u-tretih-lits/

Адвокат в ЕСПЧ

Вы здесь

Нарушение статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской конвенции

Нарушение статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) Европейской конвенции — практика защиты права на свободу и личную неприкосновенность в ЕСПЧ ( Европейском суде по правам человека )

Статья 5 Европейской Конвенции

Право на свободу и личную неприкосновенность

I

Законность содержания под стражей

Статья 5 § 1 Конвенции гласит: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом. »

Право на свободу и личную неприкосновенность имеет первостепенное значение в демократическом обществе. Основная цель статьи 5 Конвенции заключается в предотвращении произвольного или необоснованного лишения свободы. Для того чтобы установить, было ли лицо «лишено своей свободы» в значении статьи 5 Конвенции, учитывается ряд критериев, таких как вид, срок, последствия и порядок применения рассматриваемой меры. Государство обязано не только воздерживаться от активного нарушения права на свободу, но и принимать соответствующие меры для обеспечения защиты от незаконного вмешательства в это право. Для того чтобы задержание удовлетворяло требованиям законности, оно должно производиться в установленном законом порядке, который, в свою очередь, должен соответствовать Конвенции.

Читайте так же:  Подать на алименты в браке документы

Законные случаи задержания перечислены в статье 5 § 1 Конвенции:

( a

) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

( b

) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;

(с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

( d

) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

( e

) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

( f

) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче.

II

Гарантии, предоставляемые лицам, лишенным свободы

Информация о причинах ареста

Статья 5 § 2: «Каждому арестованному незамедлительно сообщаются на понятном ему языке причины его ареста и любое предъявляемое ему обвинение».

Если лицо был проинформировано о причинах его ареста или заключения под стражу, оно может обратиться в суд, чтобы оспорить законность его содержания под стражей. Власти обязаны предоставить конкретную информацию о задержании лицу или его представителю. Если ордер на арест, в случае наличия, оформлен на языке, который непонятен арестованному, власти должны предоставить переводчика и позаботиться о том, чтобы перевод был осуществлен с точностью и тщательностью.

Право быть доставленным к судье незамедлительно

Статья 5 § 3: «Каждый арестованный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом (с) пункта 1 настоящей Статьи незамедлительно доставляется к судье или иному должностному лицу, уполномоченному в соответствии с законом осуществлять судебную власть».

Судебный контроль при первом доставлении арестованного лица должен быть незамедлительным прежде всего для того, чтобы установить какие-либо факты жестокого обращения и минимизировать любое неоправданное нарушение свободы личности. Если причины для содержания под стражей отсутствуют, «должностное лицо» должно иметь полномочие по вынесению распоряжения об освобождении лица.

Право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда

Статья 5 § 3: «Каждый арестованный или заключенный под стражу в соответствии . имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

Период задержания длится с момента заключения обвиняемого под стражу и заканчивается вынесением приговора, даже если он выносится лишь судом первой инстанции. Ответственность за то, чтобы в конкретном случае длительность предварительного заключения обвиняемого не превысила разумный срок, возлагается на национальные судебные органы. С этой целью они должны, уделяя должное внимание принципу презумпции невиновности, изучить все факты «в пользу» и «против» содержания под стражей.

Право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу

Видео (кликните для воспроизведения).

Статья 5 § 4: «Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и освобождение, если его заключение под стражу признано незаконным».

Этот пункт предусматривает право задержанных лиц активно требовать проверки судом правомерности их задержания. Задержанный имеет право обратиться в «суд», обладающий юрисдикцией «незамедлительно» рассматривать вопрос, стало ли лишение его свободы «незаконным» в силу новых факторов, которые возникли после принятия первоначального решения о лишении его свободы.

Право на компенсацию за незаконное заключение под стражу

Статья 5 § 5: «Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стражу в нарушение положений настоящей Статьи, имеет обеспеченное исковой силой право на компенсацию».

Право на компенсацию предполагает, что внутригосударственным органом или Европейским судом было установлено нарушение одного из других пунктов статьи 5 Конвенции. Право на компенсацию в первую очередь предусматривает финансовую компенсацию. При этом выплата ничтожной или не соответствующей серьезности нарушения компенсации противоречит требованиям пункта 5 статьи 5 Конвенции.

Постановление Европейского Суда по делу «Tarak и Depe против Турции» (жалоба № 70472/12) от 09.04.2019 года

ЕСПЧ посчитал, что удерживание более суток восьмилетнего ребенка одного в полицейском участке является нарушением статьи 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность). ЕСПЧ присудил заявителям 16 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 200 евро в качестве возмещения судебных расходов.

Постановление Европейского Суда по делу «Саранович против Черногории» (жалоба № 31775/16) от 05.03.2019 года

ЕСПЧ посчитал, что в течение одного месяца заявитель содержался под стражей незаконно, поскольку национальные суды не вынесли постановление о продлении срока содержания, как того требовало законодательство. Таким образом, была нарушена статья 5 § 1 Европейской Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность). ЕСПЧ присудил 1500 евро в качестве возмещения судебных расходов и издержек.

Постановление Европейского Суда по делу «Алиев против Азербайджана» (жалоба № 68762/14) от 20.09.2018 года

ЕСПЧ посчитал, что уголовное преследование адвоката-правозащитника, а также обыск в его кабинете и изъятие досье доверителей, обращавшихся в Европейский Суд, влечет за собой нарушение статьи 3 (запрещение унижающего достоинство обращения), 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 8 (право на уважение частной жизни), 18 (пределы использования ограничений в отношении прав).

Обстоятельства дела

Постановление Европейского суда по делу «Рубцов и Балаян против России» (жалобы № 33707/14 и 3762/15) от 10 апреля 2018 года

Европейский суд посчитал, что отсутствие аргументированного пояснения о причинах неприменения национальными судами ч.1.1 статьи 108 УПК РФ (запрет заключения под стражу за некоторые преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности) является нарушением статьи 5 § 3 Конвенции (право на освобождение до суда). Европейский суд присудил каждому из заявителей 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба.

Постановление Европейского суда по делу «Дудин против России» (жалоба № 9673/09) от 3 апреля 2018 года

Европейский суд посчитал, что содержание заявителя под стражей в течение 11 часов без вынесения соотвутствующего судебного постановления, представляет собой нарушение статьи 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную прикосновенность).

Читайте так же:  Минобрнауки ученые степени

Постановление Европейского суда по делу «Синькова против Украины» (жалоба № 39496/11) от 27.02.2018 года

ЕСПЧ рассмотрел дело киевской активистки, которая жарила яйца и сосиски на Могиле Неизвестного Солдата. ЕСПЧ пришел к выводу, что отсутствовало нарушение статьи 10 Конвенции (свобода выражения мнения), поскольку для выражения своих протестов можно было выбрать иное место, не нарушая уголовного права и не оскорбляя память о солдатах, которые отдали свою жизнь, защищая свою страну. Однако, имело место нарушение статьи 5 §§ 1, 3 и 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), поскольку содержание под стражей в период с 29 мая по 17 июня 2011 года не было основано на судебном решении. ЕСПЧ присудил заявительнице 4 000 евро.

Постановление Европейского суда по делу «Х. Против России» (жалоба № 3150/15) от 20 февраля 2018 года

ЕСПЧ посчитал нарушением статьи 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность) содержание заявителя против его воли в психиатрической больнице в отсутствие доказательств наличия опасности для себя и других. ЕСПЧ присудил заявителю 7 500 евро в качестве возмещения морального ущерба.

Постановление Европейского суда по делу «Буткевич против России» (жалоба № 5865/07) от 13 февраля 2018 года

ЕСПЧ признал, что незаконный арест журналиста, фотографирующего демонстрацию, а затем назначение ему административного наказания лишь на основании протоколов о задержании является нарушением статей 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 10 (свобода выражения мнения). ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию морального ущерба в размере 7 000 евро, а также 2 000 евро за судебные расходы.

Постановление Европейского суда по делу «Андрей Смирнов против России» (жалоба №43149/10) от 13 февраля 2018 года

Суд пришел к выводу, что отсутствие достаточных и объективных оснований для содержания под стражей до суда, а также ограничения на свидания с близкими, представляют собой нарушение статьи 5 § 3 (право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда), а также статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию в размере 7 500 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 1 000 евро за судебные расходы.

Постановление Европейского суда по делу «Буторин против России» (жалоба № 46637/09) от 6 февраля 2018 года

ЕСПЧ признал нарушением содержание заявителя более года под стражей до выдачи его властям Узбекистана. ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию в размере 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 65 евро для возмещения судебных расходов.

Источник: http://prof-sommer.ru/tegi/narushenie-stati-5-pravo-na-svobodu-i-lichnuyu-neprikosnovennost-evropeyskoy-konvencii

Практика еспч арест имущества третьих лиц

Постановления и решения Европейского суда по правам человека, где в качестве основного нарушения рассматривалась статья 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

Постановление ЕСПЧ Бурдов против России

Дата:. Номер жалобы: 59498/00. Статьи Конвенции: Протокол 1, ст. 1, 6. Уровень значимости: Сборник — высокий.

Суть: заявитель утверждал, в частности, что неисполнение вступивших в законную силу решений суда, вынесенных в его пользу, является нарушением Конвенции.

Источник: http://roseurosud.org/r/st-1-1

ЕСПЧ защитил права добросовестных приобретателей незаконно отчужденной муниципальной собственности

Европейский Суд указал, что утрата права собственности на земельные участки муниципалитетами в результате мошеннических действий третьих лиц и восстановление их права путем изъятия спорного имущества у добросовестных приобретателей нарушают права последних

9 октября ЕСПЧ вынес Постановление по делу «Сергунин и другие против России», заявители по которому жаловались на изъятие государством купленных ими земельных участков, которые выбыли из собственности муниципалитетов в результате мошеннических действий третьих лиц.

В разное время Олег Сергунин, Дмитрий Исупов, Сергей Прокудин приобрели участки земли и зарегистрировали свое право собственности в Росреестре. Впоследствии органы прокуратуры подали в суды иски от имени администраций муниципальных образований об истребовании указанных земельных участков из чужого незаконного владения. В 2013 и 2014 гг. суды удовлетворили требования прокуратуры в полном объеме. Суды выяснили, что спорная недвижимость ранее выбыла из собственности муниципалитетов в результате мошеннических действий третьих лиц. В своих решениях районные суды признали право собственности соответствующего муниципального образования на спорные земельные участки. Вышестоящие судебные инстанции поддержали решения судов, а ВС РФ отклонил кассационные жалобы граждан.

Впоследствии они обратились в Европейский Суд, указав в своих жалобах, что лишились своего недвижимого имущества в нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В этой связи Сергунин просил о восстановлении права собственности на спорный земельный участок, о возмещении материального ущерба в размере 25 618,5 руб., присуждении 20 тыс. евро компенсации морального вреда, 40 тыс. руб. в качестве возмещения судебных расходов. Исупов не подавал требований о справедливой компенсации, а Прокудин, в свою очередь, просил присудить ему компенсацию за потерю имущества.

Правительство РФ в своих возражениях ссылалось на то, что граждане не исчерпали эффективных внутренних средств правовой защиты. Оно, в частности, указало, что заявители должны были предъявить иски продавцам спорного имущества. Кроме того, российская сторона указала, что Исупов и Прокудин не обжаловали вынесенные судебные решения в надлежащим порядке.

Также Правительство считало, что вмешательство в имущественное право заявителей происходило в соответствии с законом и преследовало законную цель. Как указали российские власти, заявители сами решили не требовать возмещения материального ущерба от продавцов участков.

Заявители оспорили доводы российского Правительства. В частности, Сергунин утверждал, что иск о возмещении ущерба к продавцу не может считаться эффективным средством правовой защиты в его случае.

ЕСПЧ отклонил довод российского Правительства о необходимости предъявления исков к продавцам. Данное действие, указал Суд, нельзя считать необходимым для соблюдения правила исчерпания внутренних средств правовой защиты в обстоятельствах, когда владелец имущества был лишен права собственности в судебном порядке и не было иных способов правовой защиты, которые могли бы потенциально привести к восстановлению права. При этом Суд согласился, что заявители могли предъявить иски о возмещении ущерба продавцам, но отметил, что, по сути, это привело бы лишь к передаче бремени другим добросовестным владельцам. В силу последнего Суду непонятно, как указанная мера улучшит баланс между публичным интересом и необходимостью защиты прав человека.

Читайте так же:  Как распечатать справку о доходах

Кроме того, ЕСПЧ выявил, что земельные участки выбыли из права собственности муниципалитетов в результате мошенничества, совершенного частными лицами. Как указал Суд, законность каждой сделки и права в отношении земельных участков контролируется регистрирующими органами, однако Правительство не пояснило, почему данные гарантии не предотвратили мошенничество в рамках защиты интересов муниципалитетов. В этой связи Европейский Суд пришел к выводу об упущениях в процедуре регистрации, которая привела к утрате муниципалитетами имущественного права на спорные земельные участки.

Как указал Европейский Суд, процедура отчуждения государственных активов частным лицам находится в исключительной компетенции государства и процедурные ошибки, приводящие к утрате государством недвижимости, не должны исправляться за счет добросовестных владельцев. Суд также указал, что изъятие имущества государством или муниципалитетом в отсутствие какой-либо компенсации добросовестному приобретателю является чрезмерной мерой, которая не обеспечивает справедливый баланс между публичным интересом и правом заявителя по использованию собственного имущества.

Оценив обстоятельства дела, ЕСПЧ пришел к выводу, что имело место нарушение ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции. Европейский Суд распорядился восстановить Сергунина в праве собственности на спорный земельный участок, а при отсутствии такой возможности – предоставить гражданину равноценный земельный участок. Кроме того, ЕСПЧ присудил Сергунину 5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и 535 евро в качестве компенсации судебных расходов. В остальной части требования заявителей о справедливой компенсации были отклонены Европейским Судом за их отсутствием или недоказанностью.

Источник: http://adv-simfi.ru/espch-zaschitil-prava-dobrosovestnyh-priobretateley-nezakonno-otchuzhdennoy-munitsipalnoy-sobstvennosti.html

Верховный Суд РФ обобщил практику наложения ареста на имущество обвиняемых в совершении преступлений

«Обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.03.2019)

Разъясняется, в частности, что в уголовном судопроизводстве наложение ареста на имущество является одной из мер процессуального принуждения, применяемой в целях обеспечения надлежащего исполнения приговора к подозреваемому, обвиняемому и состоящей в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

В соответствии с ч. 1 ст. 115 УПК РФ следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ.

Для наложения ареста на имущество, находящееся у других лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, правовые основания установлены в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, исходя из которой такой арест допускается в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по данному уголовному делу, и при условии, что относительно этого имущества имеются достаточные, подтвержденные доказательствами основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности.

Верховный Суд РФ напоминает, что согласно ч. 4 ст. 115 УПК РФ арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание. При этом основания для отказа в удовлетворении ходатайства имеются также в тех случаях, когда исходя из поданных в суд материалов не представляется возможным решить вопрос об аресте имущества с соблюдением требований ч. 4 ст. 115 УПК РФ.

Судам следует руководствоваться п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.06.2017 N 19 и признавать ходатайства обоснованными лишь в том случае, когда стоимость имущества, указанного в ходатайстве, соразмерна имущественным взысканиям, для обеспечения которых налагается арест. В случае заявления ходатайства о наложении ареста на имущество для обеспечения исполнения приговора в части наказания в виде штрафа или гражданского иска стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. В связи с этим ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично, арест наложен на соответствующую по стоимости часть имущества. Вывод о несоразмерности стоимости имущества тому ущербу, в целях возмещения которого имущество арестовано, являлся основанием для изменения судебного решения судом апелляционной инстанции.

Отсутствие в материалах, представленных органами, осуществляющими предварительное расследование, данных о заявленном гражданском иске не является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя о наложении ареста.

Источник: http://adv-simfi.ru/verhovnyj-sud-rf-obobshhil-praktiku-nalozhenija-aresta-na-imushhestvo-obvinjaemyh-v-sovershenii-prestuplenij.html

ВС обобщил практику рассмотрения ходатайств об аресте имущества для обеспечения исполнения приговора

27 марта Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК РФ. Документ состоит из двух частей, посвященных общим и практическим вопросам рассмотрения судами соответствующих ходатайств, и базируется на анализе судебной практики за предшествующие два года.

Адвокаты разошлись в общей оценке обзора

Адвокат АП Ярославской области Артем Иванчин отметил, что утверждаемые Президиумом ВС РФ обзоры практики, хотя не являются источником права и формально носят рекомендательный характер, фактически играют роль общеобязательного документа. «Выход в свет комментируемого обзора, чьи выводы носят обоснованный характер, – значимое событие для всех практикующих по уголовным делам адвокатов, которое будет способствовать усилению гарантий прав обвиняемых и подозреваемых и формированию единообразной и основанной на законе практики ареста имущества последних», – отметил эксперт.

В свою очередь партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов отметил, что судебная практика по аресту имущества в рамках уголовных дел в качестве процессуального действия представляет особый интерес для практикующих адвокатов в силу латентности судебных актов. Он также указал на отсутствие в документе анализа важных правовых вопросов (в частности, о наложении ареста на имущество банкрота в интересах нереестровых кредиторов; о разумности сроков продления арестов; о критериях определения очевидной принадлежности имущества обвиняемому). По мнению адвоката, обзор ВС «получился очень скомканным, сформулированные правовые позиции требуют разъяснения, а приведенные случаи крайне сомнительны по их авторитетности и не позволяют в полной мере индивидуализировать судебные акты для более подробного анализа ситуации».

Из обзора следует, что при рассмотрении ходатайств следствия об аресте имущества суды в основном правильно применяют положения закона, руководствуясь при этом правовыми позициями Конституционного Суда РФ, практикой ЕСПЧ, а также разъяснениями Пленума ВС РФ (например, Постановлением от 1 июня 2017 г. № 19). Согласно статистике, в 2017 г. суды рассмотрели 45,5 тыс. ходатайств органов предварительного следствия об аресте имущества, в 2018 г. – по 40,8 тыс. ходатайств, из которых около 87% было удовлетворено. Большинство таких ходатайств касалось уголовных дел коррупционной направленности.

Читайте так же:  Какое наказание за невыплату алиментов

Сергей Гревцов отметил, что приведенные в обзоре статистические данные не учитывают те ходатайства, которые были возвращены по процессуальным основаниям или были оценены как бесперспективные при предварительном обсуждении с судом: «То есть материал не проходил регистрацию, а следователь в порядке консультации получал от суда информацию о том, что “такое ходатайство при таких документах вряд ли будет возможно удовлетворить”».

Основные вопросы судебной практики, нашедшие отражение в обзоре

Исходя из ч. 1 ст. 115 УПК РФ следователь или дознаватель с согласия уполномоченных лиц ходатайствует перед судом об аресте имущества подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества, указанного в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ. В обзоре отмечено, что суды проверяют, имеются ли в представленных материалах достоверные сведения о том, что указанное в ходатайстве имущество принадлежит вышеперечисленным лицам.

Порядок ареста имущества иных лиц регулируется ч. 3 ст. 115 УПК РФ в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности вещдоков, при наличии достаточных оснований полагать, что имущество было получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности (или предназначалось для этого).

Подчеркивается, что арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено взыскание. Также ВС пояснил: если из представленных материалов не представляется возможным решить вопрос об аресте имущества с соблюдением требований ч. 4 ст. 115 УПК РФ, суды должны отказывать в удовлетворении ходатайств, в противном случае такая ошибка устраняется апелляционной инстанцией.

По мнению Сергея Гревцова, Верховный Суд напомнил, что следствие, помимо обоснованности самого ходатайства, должно представить надлежащий материал по структуре и содержанию. «То есть у суда при рассмотрении вопроса о наложении ареста должно быть четкое понимание того, на какой стадии и в связи с чем следователь обратился к нему с ходатайством (для оценки целесообразности) и что дело действительно находится в производстве именно того следователя, который к нему обратился с этим ходатайством. Нарушение содержания материалов по аресту влечет невозможность его рассмотрения, а само ходатайство подлежит возврату», – заключил адвокат.

Он также рекомендует одновременно с подачей такой апелляционной жалобы обратиться с ходатайством к следователю о снятии ареста с имущества со ссылкой на ст. 446 ГПК РФ: «Это может, в случае адекватности и грамотности следователя, быть более эффективным действием (следователь рассматривает ходатайство максимум трое суток, а суд апелляционную жалобу обычно рассматривает в течение месяца)».

Анализ судебной практики показывает, что суды признают ходатайства следствия обоснованными, только если стоимость указанного в них имущества соразмерна имущественным взысканиям, для обеспечения которых налагается арест. Так, стоимость имущества не должна превышать максимального размера штрафа, установленного санкцией статьи Особенной части УК РФ, либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. В этой связи ходатайство о наложении ареста может быть удовлетворено частично – аресту подвергнется соответствующая по стоимости часть имущества.

«Верховный Суд РФ справедливо заострил внимание на недопустимости ареста имущества обвиняемого и подозреваемого в объеме, несоразмерном причиненному ущербу или грозящему штрафу (иному взысканию), что, к сожалению, еще встречается в практике», – отметил Артем Иванчин.

«ВС еще раз обратил внимание судов на принцип соразмерности ареста имущественным взысканиям, для обеспечения которых он накладывается. Указанное правило направлено на защиту лиц, имущество которых подвергнуто аресту, от его чрезмерности. Однако на практике достоверно это может сработать только с денежными средствами, поскольку не всегда частичная реализация иного вида арестованного имущества гарантированно может позволить обеспечить имущественное взыскание, даже если рыночная стоимость имущества в момент ареста превышает стоимость имущественного взыскания. При этом Суд допускает возможность ареста имущества, исходя из расчета максимальной санкции по штрафу, который по делам о взяточничестве достигает семидесятикратного размера взятки, хотя суды прибегают к такому строгому наказанию по штрафу», – добавил Сергей Гревцов.

Также в обзоре ВС отмечается, что в своих ходатайствах органы предварительного следствия обычно перечисляют несколько целей для наложения ареста на имущество (например, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, возможной конфискации имущества или других имущественных взысканий). Суды, разрешая ходатайство и проверяя его обоснованность, при наложении ареста на имущество в постановлении указывают, в каких именно целях он налагается.

«Для ареста имеет огромное значение то, для каких целей он накладывается: в обеспечение гражданского иска, штрафа или конфискации. Ходатайство следователя обязательно должно содержать указание цели и быть соразмерно ей. При этом суд разрешает наложение ареста в целях возмещения вреда в отсутствие гражданского иска в рамках уголовного дела. В таком случае считаю целесообразным ограничивать размер суммы обеспечения размером ущерба, достоверно установленным следствием», – считает Сергей Гревцов.

Отсутствие в материалах, представленных органами предварительного следствия, данных о заявленном гражданском иске не является основанием для отказа в удовлетворении ходатайства следователя или дознавателя, указано в обзоре. При принятии решения об аресте имущества в отсутствие заявленного гражданского иска суд учитывает требования ч. 1 ст. 160.1 УПК РФ. Согласно ей, при наличии имущественного вреда, причиненного совершенным преступлением, следователь, дознаватель незамедлительно выявляют имущество подозреваемого, обвиняемого или иных ответственных по закону лиц, стоимость которого обеспечивает возмещение причиненного имущественного вреда, а также способствуют аресту такого имущества.

«Следует согласиться с тем, что отсутствие в деле гражданского иска не является препятствием для применения рассматриваемой меры принуждения», – полагает Артем Иванчин.

При принятии соответствующих решений суды, как отметил ВС, должны ссылаться на ч. 2 ст. 44 УПК РФ, согласно которой гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия в суде первой инстанции. При этом доказывание характера и размера вреда, причиненного преступлением, осуществляется в ходе всего предварительного расследования.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/vs-obobshchil-praktiku-rassmotreniya-khodataystv-ob-areste-imushchestva-dlya-obespecheniya-ispolneniya-prigovora/

Практика еспч арест имущества третьих лиц
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here